Случай из практики

ПОМОЩЬ

Очередной случай из онкологической практики (вызывающий шевеление волос на голове и стоивший сотрудникам нашей фирмы нескольких граммов нервного вещества…)

Две недели назад (5/06/15) к нам обратилась женщина 39-ти лет из Ярославля с целью проведения иммуногистохимического исследования биопсийного материала из образования на ноге. Первичный анализ (гистологический) был сделан в Ярославле и выдано заключение «злокачественная эпителиальная опухоль неизвестного гистогенеза». Никаких других комментариев по гистологическому материалу в Ярославле не дали, передав пациентке, что иммуногистохимическое исследование для нее на месте сделать не могут. То есть женщину, у которой уже был диагностирован рак (только непонятно какой), отправили искать «по миру» лабораторию, где могут сделать ИГХ! И, к сожалению, это совсем не редкий случай….

Для проведения анализа материал был маршрутизирован компанией Unim в отделение патоморфологии Морозовской больницы г. Москвы. По результатам исследования была диагностирована миелоидная саркома с монобластной дифференцировкой (по-простому: очень редкая и очень опасная форма онкологического заболевания). Со случаем коллегиально работали несколько врачей, в том числе заведующий лабораторией патоморфологии Морозовской больницы, доктор А. Кисляков. Финализацией диагноза по данному случаю занимался заведующий лабораторией ФНКЦ ДГОИ доктор Д. Коновалов. Удаленная консультация в реальном времени проводилась с помощью программного обеспечения Digital Pathology для работы методом консилиума.

Случай из практики

С результатами официального исследования пациентка пришла на прием к неизвестному нам специалисту-гематологу из г.Ярославля. Врач заметил ей в лицо, что возмущен «непрофессионализмом врача, поставившего лейкоз по результатам ИГХ», правда,  направив пациентку на общий анализ крови. Анализ крови, который на начальной стадии заболевания и не может показывать аномалию, был в норме. Удовлетворившись этим результатом (напомню, у него было два независимых заключения: №1 из Ярославля – у пациентки рак, №2 от нас – у пациентки редкий и очень опасный рак), «чудо-доктор» предложил прийти к нему на следующий прием через две недели!  Пациентка, имея на то все основания, обратилась в ЮНИМ, чтобы получить гистологические материалы и заодно выразить разочарование по поводу, по ее мнению, некачественного исследования.

Случай из практики

Ситуаций с претензиями к нашей компании совсем мало, и мы всегда разбираемся в них «под микроскопом». Подняв материалы по этому случаю, мы убедились, что заключение выдавал доктор Коновалов – один из ведущих специалистов в диагностике данного вида онкологических заболеваний. Препараты были пересмотрены еще раз для исключения случайностей.

Желая разобраться до конца и получить максимум подтверждений, мы отправили (за свой счет) препараты с помощью системы Digital Pathology на консультацию к другому доктору —  д.м.н., профессору Криволапову Юрию Александровичу (Член панели патологов Европейской сети исследования лимфом, член Европейской рабочей группы исследования костного мозга) (СЗГМУ им. Мечникова, г. Санкт-Петербург). Случай был отправлен профессору Криволапову без указания поставленного диагноза, для исключения возможного влияния ранее заявленного мнения на процесс повторного анализа. Заключение по материалу было подтверждено.

Случай из практики

После этого мы посчитали своим моральным долгом, а также долгом гуманизма (да-да, именно так! Это не просто высокие слова!) еще раз донести до сведения пациентки всю серьезность ее положения, когда объективные данные гистологического исследования указывают на наличие редкого и крайне опасного онкологического заболевания (видимо, в начальной форме), а она при этом не получает никакого лечения! Администратор UNIM несколько раз связывался с пациенткой после выдачи первого заключения и обращения пациента за материалом, всякий раз подчеркивая срочную необходимость обращения к квалифицированному врачу для получения медицинской помощи. Пациентка, однако, сказала, что была у врача и следующий визит планируется 15/06/15 (почти две недели с момента получения второго заключения, диагностирующего злокачественную опухоль – рак!!!).

Нужно понимать, что по статистике среднее время жизни пациентов с указанным заболеванием составляет всего несколько месяцев после его обнаружения. Вместе с тем, при срочном начале квалифицированной и адекватной диагнозу терапии, есть перспективы избежать внезапного ухудшения самочувствия, продлить жизнь. В настоящий момент мы не оставляем попыток связаться с пациенткой, но по неизвестным причинам она не отвечает на звонки на мобильный телефон…

P.S. Для объективности нужно заметить, что есть невысокая вероятность того, что у обратившейся к нам женщины, действительно, нет указанного заболевания. Такое возможно, если ее материал был перепутан в том отделении, где делали первичную диагностику (ошибка принадлежности материала) и ей на руки были выданы «чужие» препараты. В этом случае, правда, кто-то другой остался без своего диагноза… А анализ препаратов уверенно говорит нам о тяжести положения пациента!!! Подобные ошибки (ошибки принадлежности материала) возможны и, более того, отмечены в мировой статистике. Для исключения таких ошибок рекомендуется использовать специальное программное обеспечение, маркирующее препараты (штрих-кодом и др.) и отслеживающее препараты во время их движения по лаборатории. Конечно, лаборатории, с которыми работает компания Unim, используют такое ПО в своей работе.

P.P.S. К лечению пациентка приступила только после 5 или 6 нашего звонка с настоятельной рекомендацией немедленно обратиться к врачу и начать лечение (18/06/15).

Виолетта Павлова

Автор: Виолетта Павлова

Команда ЮНИМ

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
Обратный звонок RedConnect